Главная Магазин Новости Клиентам, ЧаВо О нас, связь AcademOut
поиск по сайту
  
.Задачи        .Рефераты        .Курсовые        .Софт        .Английский        .Доклады        .Статьи
.Игры      .Мобилки        .Право        .Психология        .Медицина        .Ссылки      .Фотогалерея
.В избранное

:: Заказать курсовой, реферат, программу, задачу, доклад, статью, диплом ::

.
 

- Принимаем заказы -

задачи
контрольные
рефераты
курсовые
дипломы
программы
статьи
доклады
и другие работы
Готовые работы
---------------------------
сотрудничество

- Все контакты -

- Опрос -



Используете ли Вы Skype?
Да, включен постоянно
Выхожу, если попросят
Пользовал когда-то давно
Что это такое?



Результаты
голосовали: 9710

- Реклама -

   

- Принимаем заказы -

задачи
контрольные
рефераты
курсовые
дипломы
программы
статьи
доклады
и другие работы
Готовые работы
---------------------------
сотрудничество

- Все контакты -

- Рассылка новостей -

Подробнее
подписчиков: 1594

- Разное -

- Реклама -

 

Минусы иностранного образования



01 ноября 2007  Минусы иностранного образования


При подготовке статьи я беседовала со своими бывшими соотечественниками: родителями старшеклассников, старшеклассницей, а также с учительницей, преподающей в одной из "хай скулс". Всем им есть с чем сравнивать.



Система обучения в хай-скулс построена по схеме, известной нам, скорее, по последним курсам вузов. Существует набор определенных обязательных дисциплин, курс которых все школьники должны пройти и сдать экзамен. Как правило, это математика (алгебра и геометрия), физика и химия, биология, история. Все остальные дисциплины школьники набирают себе сами "по выбору". Поэтому нет понятия класса как такового. Состав учащихся на математике будет не таким, как состав учащихся на уроках фотодизайна. Что получается? С одной стороны – полная свобода творчества: хочу – хожу на компьютерные курсы, а хочу – на курс фотографии и журналистского мастерства. То есть ребенок в 14-16 лет уже сам определяет, в чем ему хотелось бы специализироваться. С другой стороны, подростки 14-16 лет еще не совсем готовы сделать самостоятельный выбор. Скажем, гуманитарий вряд ли будет брать дополнительный курс по физике, а "технарь" – изучать журналистику. Дети, вроде бы, довольны: еще бы, меньше придется мучиться над нелюбимым предметом.



Недовольной стороной являются родители, которые видят, что так называемые основные предметы, обязательные для всех, не дают того объема знаний, которого будет достаточно даже для базового понимания сути предмета. Например, химия в вышеуказанной американской школе изучается один год. При этом изучение предмета начинается с места в карьер, без объяснений предваряющих химию законов физики. Как может старшеклассник понять, что такое валентность в химии, без изучения того, из чего состоят атомы, для меня остается загадкой. Когда я спросила Машу (у которой химия – это самый нелюбимый предмет), неужели за год можно пройти и неорганическую химию и органическую (ведь объем довольно большой), а потом поинтересовалась, когда же они успеют пройти "органику", девушка довольно неуверенно сказала, что органику, кажется, прошли в самом начале курса, или даже в прошлом году в рамках курса биологии (!!!), а вот "неорганику" изучают сейчас. Каким образом можно объяснить связи элементов в органической химии без знания простейших реакций в неорганической, я тоже плохо себе представляю. Фактически, ребенок не очень понимает суть вопроса в силу отсутствия базовых знаний о том, ЧТО же все-таки изучается на данный момент.



Получается, что советское школьное образование, дававшее довольно высокий уровень знаний в различных областях, является полной противоположностью североамериканскому подходу – дать элементарные понятия без дальнейшего углубленного изучения. Позиция такая: тот, кто хочет, будет изучать этот предмет потом, в колледже или университете. Мне это напоминает карандашный набросок рисунка, прорисовка которого, со всеми деталями и игрой светотени, осуществляется уже потом, и только в том случае, если этот рисунок захочется дорисовать.



Родители школьников обеих стран, США и Канады, жалуются на одно и то же: отсутствие системы. Нет последовательного перехода от простого к сложному, пройденный материал – пройден навсегда, т.е. нет периодического повторения и закрепления уже усвоенного. Получаются эдакие перепрыгивания без объяснений. Характерным примером является домашнее задание по французскому языку в канадской школе: через два месяца обучения, когда класс только начал проходить основные глаголы и существительные, а о временах и падежах не было и речи, детям задали написать сложное сочинение, разумеется, на французском языке. Физические формулы законов Ньютона на уроке проходят как уже существующий факт, однако школьникам не объясняется, как и в связи с чем эти законы были открыты. Контрольные по физике требуют изучения 10-классниками трех сложных тем – "оптика", "электричество" и "термодинамика" – за выходные, факультативно.



Само обучение также строится по принципу свободы творчества, причем с обеих сторон. У учителей нет единой системы учебных материалов и пособий. Единых учебников зачастую тоже нет. Учитель вправе сам выбрать материал, по которому будет учиться класс. И тут начинаются проблемы с заменами. Если американская училка заболевает, то пришедшая ее заменять начинает давать учебный материал, используя свой собственный учебник. Учителя не советуются друг с другом по этому вопросу. Ни о каком повторении и закреплении пройденного речь, соответственно, не идет.



Сложно и самим учителям. Моя близкая московская подруга преподает английский как второй язык для 13-14-летних подростков, только что приехавших в США. Методичек нет, инструкций нет, так что приходится при подготовке учебного материала, что называется, идти вслепую. Кроме того, поскольку каждый учитель подготавливает свою программу по своим материалам, уровень знаний одного класса может отставать от уровня знаний другого, изучающего этот же предмет.



Работа же самих школьников выражается в бесчисленном множестве задаваемых отчетов и проектов по разным предметам. Старшеклассники учатся анализировать информацию, которую, кстати, также надо найти самому, и систематизировать материал. Как прокомментировали родители Маши, она ориентируется в Интернете гораздо быстрее и лучше родителей. Кроме того, в качестве домашнего задания иногда нужно придумать что-то оригинальное и продемонстрировать это другим, что, несомненно, позволяет детям не только учиться работать с материалами, но и действовать творчески.



Проведение экзаменов и контрольных работ в школах зачастую демонстрирует полное отсутствие согласованности. Нередко у ребенка в день назначается по 2-3 экзамена. Такая нагрузка тяжела и для взрослого человека, что уж говорить о детях. О внимательном выслушивании учителя на каком-либо другом уроке в этот день, на мой взгляд, уже не может быть и речи.



В Северной Америке отсутствует понятие кружков при школе. Есть клубы и спортивные секции. Маша, например, активный участник театральной студии. Понятно, что участвовать можно по-разному, как стоя за сценой и руководя всем спектаклем, так и играя роль. Сразу хочу сказать, что театральная студия – это не просто занятия вне школьных уроков. Просто Маша берет курс театрального искусства в школе, где она учится. То есть этот курс входит в ее учебную программу и проводится в школьные часы, а не после занятий, факультативно.

Взаимоотношения школы и родителей – это еще одна, отдельная тема. Родительских собраний в нашем понимании здесь нет. На них не обсуждается конкретно чей-то ребенок, а говорится об общих вопросах школьного образования. В канадской школе собрания вообще не проводятся – общение учителей и родителей проходит при личных встречах. С родной стороны, это хорошо, поскольку родители могут задать конкретные вопросы по поводу именно своего ребенка. С другой – родители ребенка, учащегося в Канаде, сетуют, что общение с глазу на глаз происходит лишь в течение 5-10 минут и требуется дополнительное время и силы, чтобы добиться от учителя действительно нужной информации. Попытки перенести разговор на более удобное время, чтобы поговорить с учителем о тех проблемах, которые возникли у ребенка с тем или иным изучаемым предметом, наталкиваются на подозрение со стороны учителей (а вдруг эти родители хотят раздуть скандал?). Зачастую все оканчивается телефонным разговором либо отмазками типа "а зачем Вам это сейчас надо, ведь четверть уже все равно кончилась".



Как установить отношения по телефону – это большой вопрос, разговор происходит практически вслепую. Мои друзья, чья дочка учится в США, также рассказали, что на родительском собрании спрашивать о собственном ребенке бесполезно. Хочешь общаться с учителем – позвони, назначь время встречи и приходи разговаривать. Маша учится довольно хорошо, и надобность приватной беседы с учительницей возникла лишь в прошлом году, когда были проблемы с биологией. Скорее всего, в этом году Машиной маме предстоит разговор с "ненавистной химичкой", поскольку этот предмет был и остается камнем преткновения в школьной программе. В общем, можно сказать, что, да, есть попытка смотреть на каждого учащегося индивидуально, выделяя время каждому из родителей персонально. Однако зачастую это сводится к стандартному набору фраз, которыми успокаивают родительское сердце. Сама постановка дела – по пять минут на каждого из, скажем, 50-70 родителей – себя не оправдывает. Учителя даже не всегда помнят, о ком, собственно, идет речь. Да и как можно запомнить, если нет системы классов и классных руководителей, а есть учащиеся, изучающие тот или иной предмет. Оправдывает ли себя такой индивидуальный подход – это большой вопрос.



И, конечно же, говоря о школе, нельзя не сказать о взаимоотношении детей и учителей. Я спросила Машу, что она думает по этому поводу, как вообще строятся отношения с учителями, происходит ли какое-то общение вне урока и чего присутствует больше – формализма и официальности или все-таки человеческих отношений старших наставников и младших. Маша, не учившаяся никогда в России (в свою первую школу она пошла в Израиле), сказала, что у них взаимоотношения довольно формальные. Понятно, что она сравнивает с Израилем, где учителей называли по имени, а здесь – не иначе как Мистер или Миссис такая-то. О том, чтобы учителя поехали с детьми в совместную поездку куда-то на несколько дней, речь не идет вообще. Возможно, мне повезло с моей советской школой и учителями "по призванию", которые не только проводили с детьми свои рабочие часы, но и ездили в трудовой лагерь на целых два летних месяца. Я не говорю, что в Северной Америке нет учителей, любящих свою работу и своих учеников. Но до сих пор я ни разу о таких не слышала.



То, о чем я успела рассказать в этой статье, – лишь малая часть того, что входит в понимание школьных проблем, плюсов и минусов образования в странах Северной Америки. Но, согласитесь, уже есть о чем задуматься. Особенно тем, кто планирует послать своего ребенка для продолжения школьного образования "за бугор".



При подготовке материала использовались материалы сайта http://www.grandcapital.ru